+7 951 612 3341

Катадолон в лечении боли в спине

Проф. Я. И. Левин, К. Н. Стрыгин, Л. Е. Добровольская
 Боль — одна из основных причин, заставляющих пациента обращаться к врачу. Среди болевых синдромов основную массу составляют боли в спине. Частота болевых синдромов в спине в популяции очень высока и составляет 58-84%, поэтому говорят о неинфекционной эпидемии болей в спине, возникновение которой связано с возрастающими нагрузками на человека. Социально-экономические потери огромны. По данным ВОЗ эти цифры в 2000 г. составляли 25-85 миллиардов долларов в США и 6 миллиардов фунтов стерлингов в Великобритании, что позволяет отнести это заболевание к одним из самых дорогостоящих. Особенностью болевых синдромов в спине является сочетание рефлекторных мышечно-тонических и миофасциальных синдромов с изменениями в эмоциональной сфере, способствующими хронизации состояния.
Исключительно широкая распространенность болевых синдромов диктует необходимость поиска и разработки новых путей эффективного купирования болевых ощущений и, по возможности, устранения причин, вызывающих боль. Принципиально важным является своевременное и адекватное лечение острого болевого синдрома с целью предупреждения хронизации патологического состояния. К сожалению, назначение обезболивающих и противовоспалительных препаратов значительно повышает вероятность осложнений, в первую очередь — со стороны желудочно-кишечного тракта, в особенности при наличии сопутствующих факторов риска. Вследствие этого вполне понятен интерес к поиску новых препаратов, обладающих высокой клинической эффективностью при относительно невысоком риске побочных эффектов. В этой связи представляется достаточно перспективным препарат катадолон (флупиртин), обладающий широким спектром ценных фармакологических свойств.
Катадолон является прототипом нового класса лекарственных препаратов SNEPCO («Selective Neuronal Potassium Channel Opener» — селективных активаторов нейрональных калиевых каналов). По своим фармакологическим эффектам препарат представляет собой неопиоидный аналгетик центрального действия, не вызывающий зависимости и привыкания. Химически катадолон относится к группе производных триаминопиридинов. Катадолон оказывает анальгетическое, миорелаксирующее и нейропротективное действие.
Эти свойства основаны на непрямом антагонизме катадолона по отношению к NMDA (N-метил-О-аслартат) рецепторам, активации нисходящих механизмов модуляции боли и ГАМК-ергических процессов. Ведущими механизмами действия препарата являются подавление активности NMDA-рецепторов, что приводит к снижению внутриклеточной концентрации ионов кальция [14], и воздействие на трансмембраниый транспорт ионов калия [20].
Анальгетическое действие катадолона основано на активации потенциалнезависимых калиевых каналов, что приводит к стабилизации мембранного потенциала нервной клетки и торможению возбуждения нейрона в ответ на ноцицептивные стимулы. Также установлено, что влияние на ток ионов калия опосредовано воздействием препарата на систему регуляторного G-белка, причем эффект развивается при терапевтических концентрациях препарата, достижимых в клинических условиях [19]. Сдерживание формирования ноцицептивной сенситизации и феномена «wind up» предотвращает усиление боли, переход её в хроническую форму, а при уже имеющемся хроническом болевом синдроме ведет к снижению её интенсивности. Катадолон воздействует на различные звенья системы восприятия боли, в частности, на спинальном и супраспинальном (таламическом) уровнях [1,2]. Имеющиеся на сегодняшний день результаты экспериментальных исследований убедительно свидетельствуют о том, что обезболивающее действия катадолона не связано с взаимодействием с системой опиатных и бензодиазепиновых рецептов, а также метаболизмом арахидоновой кислоты и подавлением синтеза простагландинов [3,4,13]. Отсутствие подавления синтеза простагландинов представляется исключительно важным свойством катадолона, т.к. вследствие этого он не оказывает влияния на состояние слизистой желудочно-кишечного тракта, кроме того, применение его не связано с такими осложнениями использования нестероидных противовоспалительных средств, как синдром Лайела, панцитопенмя, агранулоцитоз [7,21].
Миорелаксирующее (антиспастическое) действие катадолона на поперечно-полосатую мускулатуру опосредовано блокированием передачи возбуждения на мотонейроны и промежуточные нейроны. Кроме того, миорелаксируюший эффект может быть связан со стимуляцией ГАМК-рецепторов [23]. Катадолон снимает региональный мышечный спазм, связанный с болью, при этом не влияет на общий мышечный тонус.
Нейропротективные свойства препарата обусловливают защиту нервных структур от токсического действия высоких концентраций ионов внутриклеточного кальция, что связано со способностью катадолона вызывать блокаду нейрональных ионных кальциевых каналов и снижать внутриклеточный ток ионов кальция. Имеются данные об использовании нейропротективного эффекта катадолона в условиях ишемии головного мозга, его токсического поражения [15,18].Считается также, что катадолон обладает и антиоксидантным действием [6].
После приема внутрь катадолон быстро и практически полностью (до 90 %) всасывается в желудочно-кишечном тракте. Период полувыведения из плазмы крови составляет около 7 часов (10 часов для основного вещества и метаболита Ml), что является достаточным для обеспечения обезболивающего эффекта. У пациентов в возрасте старше 65 лет период полувыведения препарата увеличивается до 14 часов при однократном приеме и до 18,6 часов при приеме в течение 12 дней, максимальная концентрация препарата в плазме крови соответственно в 2-2,5 раза выше, чем у лиц молодого возраста. В целом концентрация действующего вещества в плазме крови пропорциональна дозе. Препарат метаболизм руется в печени, выводится из организма преимущественно почками (69 %), небольшая часть — с желчью и калом.
Эффективность катадолона была установлена в ходе исследований, проведенных в ряде стран Западной Европы и удовлетворяющих принципам доказательной медицины (рандомизированные мультицентровые исследования) [5,8]. Эффективность препарата сравнивалась с плацебо или известными обезболивающими препаратами. Установлено, что катадолон эффективен у больных с острыми и хроническими болевыми синдромами, обусловленными различными причинами — оперативным вмешательством [16], онкологическими заболеваниями [19], мигренью [11], заболеваниями опорно-двигательного аппарата [10,12], головной болью напряжения [22], остеопорозом [17].Катадолон характеризуется хорошей переносимостью.
Нами было проведено открытое несравнительное исследование с целью оценки эффективности и безопасности препарата катадолон (производитель — фирма «Плива») у пациентов дорсопатиями с алгическими синдромами в спине.

Материал и методы исследования.

Материал исследования: исследовано 40 пациентов в возрасте от 30 до 75 лет (средний возраст 53 года) с болями в спине длительностью более 7 дней и интенсивностью 4-8 баллов по ВАШ (визуальная аналоговая шкала).
Методы исследования:
  1. Клинический: клинико-неврологическая оценка больных и заполнение индивидуальной клинической карты пациента с хронической болью (фирма «Плива»).
  2. Анкетные:2.1. Визуальная аналоговая шкала (ВАШ).
    2.2. Анкета балльной оценки субъективных характеристик сна. Максимальная суммарная оценка — 30 баллов. 22 и более баллов — это показатели, характерные для здоровых испытуемых, 19-21 балл — пограничные значения, а показатели менее 19 баллов — признак неблагополучия. Эта анкета также удобна для оценки эффективности снотворных лекарственных и нелекарственных методов лечения.
    2.3. Шкала сонливости Ерworth (норма — не более 5-ти баллов).
    2.4. Госпитальная шкала тревоги и депрессии: 0-7 баллов — отсутствие достоверно выраженных симптомов тревоги/депрессии; 8-10 баллов — субклинически выраженная тревога/депрессия, 11 баллов и выше — клинически выраженная тревога/депрессия.
    2.5. Опросник «Качества жизни» в модификации для пациентов с болью.
  • Альгометрия. Использовался прибор «Algometer commander» для верификации уровня болевых ощущений с порогом болевой чувствительности и оценки их динамики. Измерения осуществляли в безболезненном отделе спины, в максимально болезненной части спины и в проекции грушевидных мышц, справа и слева в симметричных точках. Альгометр регистрировал силу давления в футах, при которой появлялось болевое ощущение.
  • < >Статистический анализ полученных данных с помощью непараметрических и параметрических методов статистики. ФонПосле 7 дней приема катадолонаПосле 14 дней приема катадолонаОценка боли пациентом по ВАШ68,756,3*38,8*Оценка общего состояния врачом по ВАШ61,957,147,7* — достоверные (р<0,05) различия между фоном и показателями после лечения.
    В фоне 77,5% пациентов расценивали ограничение двигательных возможностей, обусловленных с болью, как существенное и 23% — как незначительное. После терапии катадолоном существенное ограничение движений отмечали 5% больных, незначительное 75%, и 20% пациентов не испытывали каких либо затруднений при движении. Таким образом, купирование болевого синдрома значительно увеличивало двигательные возможности пациентов.
    Субъективная оценка динамики болевого синдрома была подтверждена объективным методом исследования — альгометрией. После терапии катадолоном отмечено достоверное увеличение болевых порогов в болевых точках (Табл. 2).
    Таблица 2. Динамика показателей альгометрии в ходе терапии катадолоном.
     
      Фон После 7 дней приема катадолона После 14 дней приема катадолона
    Болевые пороги Болевые пороги Болевые пороги
    справа слева справа слева справа слева
    Безболезненный отдел спины 18,5 18,1 20,2 19,3 20,4* 19,6
    Болезненный отдел спины 13,3 12,6 15,1* 14,8* 16,8* 16,7*
    Проекция грушевидных мышц 13,1 13,0 15,2 15,0 18,5* 16,2*

    * — достоверные (р<0,05) отличия от показателей фонового исследования
    На фоне терапии отмечено достоверное снижение уровня сонливости, тревоги и некоторое снижение уровня депрессии (Табл. 3).
    Таблица 3. Динамика результатов анкетных исследований.
     
    Показатель Фон После терапии катадолоном
    Сонливость 5,6 4,0*
    Тревога 8,3 6,9(р<0,08)
    Депрессия 8,1 6,9

    * — р<0,05
    Терапия катадолоном нивелировала негативное влияние болевого синдрома на сон. Отмечено улучшение сна пациентов, что отразилось на результатах оценки качества сна.
    Улучшились такие субъективные характеристики сна, как длительность засыпания, продолжительность сна, качество сна, количество ночных пробуждений, а также качество утреннего пробуждения, что, в конечном счете, привело к увеличению суммарной балльной оценки на 17% (Табл. 4).
    Таблица 4. Динамика субъективных характеристик сна в процессе приема катадолона.
     
    Показатель (баллы) Фон После 10-го приема катадолона
    Длительность засыпания 5,6 4,0*
    Продолжительность сна 8,3 6,9 (р<0,08)
    Депрессия 8,1 6,9

    * — р<0,05
    Таким образом, в ходе терапии катадолоном отмечены уменьшение выраженности болевого синдрома, связанных с ним двигательных ограничений и вторичных тревожно-депрессивных проявлений, нормализация сна; что в целом привело к улучшению качества жизни пациентов.

    Побочные эффекты.

    В ходе исследования два пациента 45 и 47 лет через 3-4 дня после начала приема препарата отметили дискомфорт и неприятные ощущения в области правого подреберья, которые прошли самостоятельно через 2-3 дня. В дальнейшем суточная доза препарата обоим пациента была увеличена до 400 мг, при этом переносимость препарата была оценена ими как хорошая. По мнению врачей, связь данных нежелательных эффектов с приемом препарата катадолон сомнительная.

    Переносимость.

    В ходе терапии для достижения клинического эффекта суточная доза препарата была увеличена до 400 мг у 10 пациентов, до 500 мг у 7 пациентов и до 600 мг у 3-х больных. По субъективной оценке пациентов клинический эффект после приема препарата наступал в среднем через 49 минут (от 10 до 120 мин). Продолжительность клинического эффекта в среднем составляла 233 мин (от 60 до 330 мин.). Переносимость препарата катадолон после 7 дней приема пациенты оценивали в 80% случаев как хорошую, в 20% как удовлетворительную, после 14 дней терапии в 87,5% случаев как хорошую ив 12,5% как удовлетворительную. Оценка переносимости препарата врачами соответствовала оценке больных.

    Эффективность.

    Субъективная оценка результатов лечения в целом была положительной: хорошую оценку результатов лечения дали 20 пациентов, удовлетворительную 17, и как неэффективную проведенную терапию оценили 3 человека (Табл. 5)
    Таблица 5. Оценка эффективности терапии катадолоном (%).
      После 7 дней приема катадолона После 14 дней приема катадолона
    Пациент Врач Пациент Врач
    Хорошая 17,5 27,5 50 47,5
    Удовлетворительная 67,7 65 42,5 50
    Нет эффекта 15 7,5 7,5 2,5
    Стало хуже 0 0 0 0
    Нами было проведено сравнение клинических и психофизиологических характеристик подгрупп пациентов, выделенных в зависимости от результатов оценки эффективности препарата. Больные, оценившие терапию катадолоном как хорошую, изначально достоверно отличались меньшей длительностью заболевания и выраженностью вторичных тревожно-депрессивных проявлений, лучшим качеством сна (Табл. 6).
    Таблица 6. Сравнение характеристик пациентов в зависимости от их оценки эффективности терапии катадолоном.
      Оценка результатов лечения катадолоном
    Хорошая Удовлетворит. Нет эффекта
    Длительность заболев. (годы) 6,6 12,1* 4,3
    Уровень тревоги (баллы) 7,4 9,6* 12,3*
    Уровень депрессии (баллы) 7,4 9,2* 10*
    Анкета качества сна (баллы) 18 15,5* 15,3*
    * — достоверные отличия от группы пациентов, оценивших терапию катадолоном как хорошую, (р<0,05).
    Больные, оценившие лечение катадолоном как неэффективное, составили однородную по своим клиническим и психофизиологическим характеристикам группу. Это были мужчины в возрасте от 50 до 59 лет, с диагнозом — дорсопатия пояснично-крестцового отдела позвоночника с радикулопатией (справа), грыжа диска L— L5, L5 — S1. Эти пациенты имели наиболее выраженные нарушения сна, высокий уровень тревоги и депрессии, низкий уровень качества жизни, семейные проблемы, связанные по мнению больных с их заболеванием. Несмотря на объективное повышение порогов болевой чувствительности в ходе лечения катадолоном, субъективная оценка эффективности терапии этими больными была низкой, что, возможно, связано с патогенезом болевого синдрома и вторичными тревожно-депрессивными расстройствами.
    По показателям альгометрии выделенные нами подгруппы пациентов достоверно не отличались ни в фоне, ни после лечения. Таким образом, наибольшее влияние на субъективную оценку терапии оказали психологические особенности пациентов и длительность заболевания.
    Нами были выделены две возрастные группы больных и проведено сравнение результатов их терапии.
    1-я группа — 30 пациентов в возрасте от 30 до 60 лет (средний возраст 47 лет).
    2-я группа — 10 пациентов в возрасте от 70 лет и старше (средний возраст 72,2 года).
    Больные старшей возрастной группы отличались большей длительностью заболевания, которая в среднем составила 16,5 лет. Все пациенты этой группы имели сопутствующие заболевания, страдали гипертонической болезнью (9 чел.) и ИБС (8 чел.), а также имели ряд других хронических соматических заболеваний.
    Все пациенты старшей возрастной группы получали катадол он по 300 мг в сутки в три приема. Результаты терапии пожилых больных были сопоставимы с результатами, полученными в основной группе пациентов. При сравнении эффективности лечения этих групп каких-либо достоверных отличий мы не выявили.
    В ходе лечения у больных старшей возрастной группы уменьшалась интенсивность и выраженность болевого синдрома, возрастали пороги болевой чувствительности, улучшались двигательные возможности. Отмечалось снижение уровня депрессии и некоторое снижение уровня тревоги и сонливости, улучшение сна. Все это приводило к улучшению качества жизни и общего состояния пациентов. Никаких побочных эффектов отмечено не было. Переносимость препарата катадолон после 7 и 14 дней приема все пациенты старшей возрастной группы оценивали как хорошую. Эффективность терапии пациенты оценили как хорошую (50%) и удовлетворителъную (50%).

    Выводы.

    < >Препарат катадолон высокоэффективен в отношении купирования болевого синдрома вертеброгеиного происхождения. В ходе лечения 50% пациентов оценили эффективность терапии катадолоном как хорошую и 42,5% — как удовлетворительную.Субъективная оценка эффективности катадолона зависит от длительности заболевания и психологических особенностей пациентов.Купирование катадолоном болевого синдрома опосредовало увеличение двигательных возможностей пациентов, уменьшение выраженности вторичных тревожно-депрессивных проявлений, улучшение сна и уменьшение дневной сонливости.Субъективная оценка эффективности катадолона подтвердилась объективным методом исследования — альгометрией. В целом терапия катадолоном улучшала качество жизни пациентов. В ходе исследования каких-либо побочных эффектов препарата катадолон не отмечено. Переносимость терапии катадолоном 90% пациентов оценили как хорошую.Применение катадолона в терапии алгических синдромов у пациентов старшей возрастной группы (от 70 до 75 лет) было эффективным, хорошо переносилось и не сопровождалось какими-либо побочными эффектами.Таким образом, с учетом высокой безопасности препарата, катадолон можно оценить как эффективное средство, которое рекомендуется больным с вертеброгенными алгическими синдромами, в том числе, и больным старших возрастных групп.

  •  
  •  Литература


Bleyer Н., Carlsson К. Н., Erkel. H. J., Jurna I. Flupirtine depresses nociceptive activity evoked in rat. thalamus//Eur. J. Pharmacol. — 1988. — 15.1(2):259-265.
Carlsson K. H., Jurna I. Depression by flupirtine, a novel analgesic agent, of motor and sensory responses of the nociceptive system in the rat spinal cord//Eur. J. Pharmacol. — 1987. — 143(1). — P.89-99.
Darius H., Shror K. The action of Flupirtine on prostaglandine formation and platekets agregation in vitro//Arzneimittelforschung. — 1985. — 35. — P.55-59.
Engel J. Flupirtine — a new central acting analgesic with unique chemical structure. Postgrad. Med. 1987; 63; Sup. 3; 15-17.
Friedel H. A., Fitton A. Flupirtine. A review of its pharmacological properties, and therapeutic efficacy in pain states//Drugs, 1993. — 45(4). — P. 548-569.
Gassen M., Pergande G., Youdim В. H. Antioxidant properties of the triaminopyridine, flupirtine//Biochemical Pharmacology. — 1998. — 56. — 10. — P.1323-1329.
Herrmann W. M., Hiersemenzel R., Aigner M. et al. Long-term tolerability of Flupirtine//Fortschritte der Medizin. — 3993. — 111. — 15. — P.3-13.
Heusinger J. H. Efficacy and tolerance of flupirtine and pentazocine in two multicentre tria!s//Postgrad. Med. J. — 1987 — 63:71-79.
Kornhuber J., Bleich S., Wittfang J., Maler M., Parsons C. G. Flupirtine shows functional NMDA receptor antagonism by enhancing Mg2+ block via activation of voltage independent potassium channels//J. Neural. Transm. — 1999. — 106(9-10). — P.857-867.
Mastronardi P., D’Onofrio M., Scanni E. et al. Analgesic activity of flupirtine maleate: a controlled double-blind study with diclofenac sodium in orthopaedics//J. Int. Med. Res. — 1988. — 16:338-348.
Million R., Finlay B. R., Whittington J. R. Clinical trial of flupirtine maleate in patients with migraine. Curr. Med. Res. Opin. — 1984. —9. — P.204-212.
Mueller-Schwefe G. Flupirtine in acute and chronic pain associated with muscle tenseness. Results of a postmarket surveillance study//Fortschr. Med. Orig. — 2003. — 121(1). — P.11-18.
Nickel В. The antinociceptive activity of flupirtine: a structurally new analgesic // Postgrad. Med. — 1987. — 63. — Sup. 3. — P.19-28.
Osborne N. N., Cazevieille C., Wood J. P. M. Flupirtine, a Nonopioid Centrally Acting Analgesic, Acts as an NMDA Antagonist // General Pharmacology. — 1998. — 30. — 3. — P.255-263.
Perovich S., Schleger C., Pergande G., et al. The triaminopyridine flupirtine prevents cell death in rat cortical cells induced by NMDA and gpl20 // Eur. J. Pharmacol. — Mol. Pharmacol. Sect. — 1994. — 288. — P.27-33.
Riethmuller-Winzen H. Flupirtine in the treatment of post-operative pain//Postgrad. Med, J. — 1987. — 63. — P.61-66.
Ringe J., Miethe D., Pittrow D., Wegscheider K. Analgetic Effect pof Flupirtine in Primary Care of Patients with Osteoporosis Related Pain // Fortschr. Med. — 2003. — 53: 7. — P. 496-502.
Ruppala K., Cao W., Kriegelstein J. Flupirtine protects neurones against ischemic and excitotoxic damage and inhibits the increase ocytosolic Ca2+ concentration//Eur. J. Pharmacol. — 1995.- 294.- P. 469-473.
Scheef W. Analgesic efficacy and safety of oral flupirtine in the treatment of cancer pain//Postgrad. Med. J. — 1987. — 63. P.67-70.
Schuster D., Schwarz M., Block M. Et al. Flupirtine: a review of its neuroprotective and behavioral proprties // CNS drugs. — 1997. — 12. — P. 13-18.
Sitzer G. Einfachblindstudie mit Flupirtine gagan Acetylsalicylsaure bei Patienten mit Spinalem Wurzelreizsyndrome // Orthop. Traumatol. — 1991. — 6. — P.37-44.
Tilscher H., Thomalske G. Rucken- und Kreuzschmerz. — VCH. — Weinheim. — 1989.
Weiser T., Szelenyi I., Nickel В., Weinrich M. In vitro and in vivo findings about the muscle relaxing properties of flupirine. Naunyn-Schmiedeberg’s Arch. Pharmacol. — 1992. — 246 Suppl. — R22.Источник: Лечение нервных болезней


  •